Радиорынок стал более прозрачным

«Европейская медиа группа» — одна из немногих медийных компаний, инвестирующих в новые проекты, несмотря на кризисные условия. ЕМГ запустила в декабре «Свежее радио», вложила деньги в TNS-мониторинг, чтобы мерить реальное количество контактов рекламных радиороликов с аудиторией, и может приобрести компанию, продающую интернет-рекламу. О стратегии старейшего в России коммерческого радиохолдинга президент ЕМГ Жорж Полински рассказал «Ъ» в своем первом интервью СМИ. — По итогам первого квартала группа Lagardere, куда входит ЕМГ, констатировала значительное падение выручки своих радиостанций в России. Еще сказала, что российское подразделение, включающее также издательскую группу «Ашет Филипаки Шкулев — Интермедиагруп», обеспечило 8% всех ее продаж в мире, то есть около 232 млн евро. Вы можете назвать показатели конкретно «Европейской медиа группы»? — В отчетах Lagardere вы не найдете ни одной цифры по России. И поскольку Lagardere публичная компания, я не имею права раскрывать наши показатели по России. Могу лишь сообщить, что в прошлом году ЕМГ показала двухзначный уровень рентабельности. — Lagardere еще в прошлом году признала, что развитие радиобизнеса в России замедляется. То есть за полгода до того, как все здесь почувствовали кризис. Что вы в качестве оправдания тогда говорили своим акционерам? — Да, можно утверждать, что в 2008 году наш радиобизнес показал худшие результаты, чем годом ранее. Но я бы сказал, что это 2007-й был исключительным, и на его фоне следующий год выглядел чуть хуже. В 2007-м на радио пришло очень много новых бюджетов. Это было связано прежде всего с экономическим подъемом в России. Повышение уровня жизни населения, значительный рост популярности различных видов кредитования, бум покупки недвижимости и автомобилей — все это способствовало росту активности рекламодателей. — Lagardere объявила о сокращении расходов в разных странах, в том числе и в России, то есть на ЕМГ и «Ашет Филипаки Шкулев — Интермедиагруп». Возможно ли объединение, по крайней мере, бэк-офисов этих двух активов? — Этот вопрос рассматривался, но пока ничего конкретно не решено. Конечно, если можно на чем-то сэкономить, это надо сделать. — В декабре вы все-таки запустили в Москве «Свежее радио». Этот проект так важен для вас или он просто не требовал серьезных вложений? — Мы действительно запустили эту станцию, но не в том масштабе, в каком изначально планировали. Сейчас станция находится в режиме ожидания. Она функционирует, чтобы выполнять условия лицензии, и лишь обозначает определенную музыкальную нишу. Но для того чтобы этот бренд стал узнаваемым, нужны серьезные вложения. К развитию «Свежего радио» мы вернемся, когда ситуация на рынке нормализуется. — Внутри ЕМГ были противники инвестиций в исследования? Затраты на них оцениваются примерно в $5—6 млн в год. Никто не сказал, что есть более приоритетные задачи? — Окончательное решение принимаю я. Самое важное тут — уметь не только слушать, но и слышать. Да, тут мы рискуем. С одной стороны, мы должны заботиться о наших сотрудниках. Но с другой — должны прежде всего думать о наших клиентах. — Три года назад ЕМГ запустила проект «Тотальное радио», который объединил продажи рекламы на станциях не только вашего холдинга, но и «Газпром-медиа», и «Милицейской волны». В этом году «Русская медиагруппа» и вещательная корпорация «Проф-медиа» создали аналогичный продукт — «Радио Альянс». Как возникла идея «Тотального радио» и как вам удалось договориться со всеми участниками? — Мы предложили участие в проекте всем игрокам рынка. «Газпром-медиа» и радиостанция «Милицейская волна» сразу согласились присоединиться. Остальные рассмеялись нам в лицо. А через три года они сделали точно такой же продукт. — В прошлом году ваш сейлз-хаус «Медиа плюс» стал продавать рекламу не только на радиостанциях, но и в популярной сети «В контакте». Почему вы так поздно обратились к интернету? — Просто лично я не сильно верил в интернет. Может быть, я слишком старый. Понадобилось время, чтобы меня в этом убедить. Но как только мы решили, что будем инвестировать в интернет, то сразу же на этой теме сконцентрировались и смогли договориться с одной из самых популярных площадок. — Есть желание продавать рекламу на других интернет-ресурсах? — Мы сейчас анализируем различные варианты. Просто продажи интернет-рекламы сильно отличаются от привычного медийного рынка. Мы хотели купить одну компанию, которая специализируется на интернет-рекламе. — Перед кем из конкурентов вы готовы снять шляпу за то, что они сделали на российском радио? — Я выделяю двух человек — Александра Варина, президента вещательной корпорации «Проф-медиа», и Владимира Маслова, создателя «Шансона». Это в Москве. В регионах тоже есть таланты, например, Николай Грахов. — Вы не упомянули «Русскую медиагруппу». Сознательно? — Я отношусь с уважением к тому, что делает Сергей Кожевников, но кроме «Русского радио» не вижу больше ни одной блестящей идеи. У них семь форматов, и про них можно сказать лишь, что они заплатили за эти станции чересчур много денег. — Как бы охарактеризовали рынок сегодня, спустя 19 лет после запуска «Европы Плюс»? — Он стал более прозрачным. Поэтому, возможно, в 2010 году мы уже будем готовы раскрыть свои финансовые показатели. Сегодня в кризис радиобизнес хотел бы получить помощь от государства. Не уверен, что это верное решение. Хотя все зависит от того, какую помощь государство может предоставить и какие обязательства возьмут на себя холдинги. Но говорить, что рынок профессионален, по-прежнему нельзя. Может, это прозвучит крамольно, но я считаю недопустимым, когда рекламные ролики ставят в эфир за наличные, без уплаты НДС. Я также не понимаю, почему авторы и исполнители по-прежнему соглашаются платить деньги за то, чтобы их песня прозвучала в эфире. Причем это происходит не только в регионах, но и в столице. Интервью взяли Сергей Ъ-Соболев и Ольга Ъ-Гончарова Газета «Коммерсантъ» № 108 (4163) от 19.06.2009