Применение итогового законодательства

Несомненно, «главный хит нового сезона» в среде медиабизнеса – закон о защите детей от негативной информации. Вопросы по его применению возникли у радийной индустрии, интересы и особенности которой, видимо, не были учтены при его подготовке. Какова практика применения нового закона для радийной отрасли, и когда у нее появится сильное лобби в законодательной сфере? Об этом в интервью с Тимофеем ЩЕРБАКОВЫМ, руководителем Юридического департамента Вещательной корпорации «Проф-Медиа» (ВКПМ). — Какие последние законопроекты Госдумы вы считаете наиболее важными? — Для нас это законопроекты, затрагивающие двесоставляющих радиобизнеса – контентную и юридическо-техническую части радиовещания. И если со вторым вопросом в настоящий момент все относительно спокойно и предсказуемо, то деятельность законодателей, напрямую затрагивающая содержание радиоэфира, в последнее время привлекает к себе всеобщее внимание. Главным хитом осени стал Закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», который, кстати, был принят еще в декабре 2010 года. Однако, поскольку порядок его применения не был ясен до последнего, даже сейчас, после плодотворных консультаций. с Роскомнадзором, у многих вещателей остаются вопросы. Мы решаем их с помощью объединенных усилий отрасли, в том числе в лице Российской Академии Радио (РАР). — Почему отрасль оказалась настолько к нему не готова? — Нельзя говорить, что не готова. У нас сформировано сильное юридическое коллегиальное сообщество, можно сказать, партнерство, которое позволяет даже конкурирующим холдингам и отдельно взятым радиостанциям вырабатывать общую позицию по правовым вопросам, требующим согласования с государственными органами. Вынужден признать, что зачастую на стадии разработки каких-либо законопроектов интересы радиосообщества не учитываются в полном объеме. Для многих законодателей радио до сих пор является придатком к телевидению, а не самостоятельной единицей масс-медиа, обладающей своими особенностями, которые надо принимать во внимание при разработке «отраслевых» законов. Мы возлагаем большие надежды на новый Комитет по информационной политике, информационным технологиям и связи при Государственной думе. При этом хотелось бы, чтобы РАР приобрела мощный лоббистский вес, поскольку именно в ней собрались наиболее опытные и уважаемые представители индустрии. На II Ежегодной Международной конференции РАР «Радио в глобальной медиаконкуренции» будут подняты вопросы применения законодательства в сфере СМИ, чтобы РАР приобрела мощный лоббистский вес, поскольку именно в ней собрались наиболее опытные и уважаемые представители индустрии. На II Ежегодной Международной конференции РАР «Радио в глобальной медиаконкуренции» будут подняты вопросы применения законодательства в сфере СМИ, этому, и первый квартал 2012 года мы были вынуждены топтаться вокруг одних и тех же вопросов оформления универсальных лицензий в регионах. Зато это позволило нам приобрести глубокое понимание обновленного законодательства, что облегчило дальнейшую работу по переоформлению лицензий и радиопрограмм нашим региональным партнерам-ретрансляторам. — Успеют ли игроки перестроить свою работу в рамках закона о СМИ к ноябрю? — Успеют. Роскомнадзор по истечении 5–6 месяцев с момента вступления в силу поправок в Закон о СМИ начал проводить консультации вещателей и привлекать к ним и радиосообщество. Сначала собирались юристы, потом проводились круглые столы с руководителями радиостанций и владельцами бизнесов. Такая схема работы успешно зарекомендовала себя. Ведь если мы не можем повлиять на текст закона в момент его принятия, то на стадии его применения регулятор сам заинтересован в том, чтобы отрасль нормально функционировала. Поэтому диалог выгоден всем. — В отношении закона о детях совместная работа СМИ и Роскомнадзора точно такая же? — Да, Роскомнадзор проводит рабочие встречи, которые позволяют нам договориться о балансе в применении требований нового законодательства. Мы рады быть услышанными и совместно с регулятором определить те границы, которые позволят соблюдать закон и одновременно не «душить» эфир. Кроме того, Роскомнадзор обратился к вещателям с предложением рекомендовать кандидатуры экспертов, которые будут аккредитованы на проведение официальной экспертизы информационной продукции в целях определения ее возрастных ограничений и присвоения соответствующей маркировки. Это очень важно, поскольку наша индустрия наиболее мобильна, в том числе и в отношении контента. И то, что 10 лет назад могло предназначаться для одной возрастной группы, сегодня относится к другой и выходит из-под законодательного табу. В этой связи наличие современных, актуальных экспертов в совете при Роскомнадзоре – в интересах всего медиасообщества. Помимо Роскомнадзора на наши просьбы о выработке внятной позиции по применению новых требований откликнулась Федеральная Антимонопольная Служба России (ФАС России). Вещателям удалось избежать путаницы в маркировке рекламы информационной продукции: массовых мероприятий, кинофильмов, программного обеспечения, теле- и радиопередач. К сожалению, здесь нельзя не сделать «реверанс» в пользу авторов закона о детях, которые напрямую запретили его распространие на рекламные материалы, а в поправках к закону о рекламе апеллируют именно к закону о защите детей. Так и работаем, распутывая эти коллизии. — Как вы решили проблемы переноса «запрещенного» контента на ночное время? — На всех станциях ВКПМ записанный контент уже прослушан. Пока никто не хочет лишать аудиторию того, что она хотела бы услышать. Но и себя нам нужно обезопасить от штрафов, иначе мы понесем прямые убытки. Однако, поскольку требования об указании возрастной маркировки не распространяются на радиопередачи, идущие в прямом эфире, анализу подвергся только записанный контент, основной вещатель которого у нас – станция «Юмор FM». В результате анализа весь материал, который можно счесть пикантным, выведен в ночной эфир с соответствующей маркировкой. В дневном эфире мы оставили только монологи Михаила Жванецкого, которые местами содержат «недетские» высказывания. Но тут из песни слов не выкинешь, и мы надеемся, что экспертный совет при Роскомнадзоре присвоит творчеству маэстро статус «культурного наследия». Это официально выведет его произведения из-под ограничений закона о защите детей. Помимо этого, у нас есть песни, в которых употребляются слова «сука-любовь», «иду, курю». И если перед каждой из них проговаривать возрастную маркировку, мы распугаем аудиторию. Пока не понятно, что с этим делать. И Роскомнадзор еще не ответил нам на этот вопрос. Мы ждем аккредитации экспертов и пока готовим перечень песен для экспертизы. Для нас важна и другая сторона медали указания возрастной маркировки, из-за которой пострадало наше рекламное время. Теперь к рекламному ролику концерта, например, мы вынуждены добавлять несколько секунд нашего эфира на возрастную маркировку – то есть либо укорачивать эффективную часть рекламного ролика, либо растягивать целиком рекламный блок, в чем никто не заинтересован. Но рекламодатели и вещатели уже нашли общий язык и какой-либо пробуксовки не возникло. — Может ли радиостанция увеличить рекламное время и компенсировать себе эти секунды? — Реклама должна быть эффективной. Этот показатель складывается в том числе и из хронометража сообщения – никто не заинтересован в перегрузке ролика избыточной информацией. А объем рекламного времени в эфире ограничен лицензионными условиями. В этой связи говорить в целом об увеличении рекламного времени в эфире я бы не стал. По каждой рекламной кампании принимается индивидуальное решение. — Убрав ряд тем из обсуждения, станции могут потерять часть аудитории? — Перенесенный контент единичен. У «Юмор FM», например, он занимает не больше 1%. Просто теперь провокационные темы при подготовке эфира наших станций согласуются с юридическим департаментом. Потому что вопросы про «пирсинг на интимных местах» мы не поставим в утреннем эфире – даже если он прямой, и закон на него не распространяется. Контролирующий орган смотрит не только на формаль- ное соблюдение буквы закона, но и на поддержание его духа. Если продюсером или главным редактором радиостанции принято решение, что в эфире не звучит «пропаганда отсутствия семейных ценностей», то соответствующих тем для нее нет. А по спорным вопросам принимаются коллегиальные решения, учиты- вающие позицию юристов. — Возможно ли, что некоторые фигуры шоу-бизнеса теперь вообще не попадут в прямой эфир радиостанций? — Теоретически это возможно. Если это фигуры, которые не только лексикой, но и самим своим образом нарушают те требования, которые прописаны в законе о защите детей от негативной информации. Но этот вопрос определяется продюсером станции. — Каких законодательных актов не хватает отрасли? — Наша основная головная боль – интернет-вещание. Мы с коллегами не можем прийти к единому мнению по соблюдению авторских прав в интернете. Ни в вопросе маркировки сайтов, ни в части потокового вещания радиостанций, не являющихся дублерами эфирных станций. Например, только на онлайн-радио 101. ru у нас вещает более 150 интернет-радиостанций. И эта существенная часть нашего бизнеса никак не урегулирована законодательно. Крупные игроки радиорынка занимаются этим вопросом серьезно. Но некрупные радиостанции считают сайт вспомогательным средством, не бизнесом. Они не вкладывают в него инвестиции, поэтому не заинтересованы в правовой защите его контента. — Что сейчас мешает отрасли развиваться? — В законодательной сфере проблемы радиоиндустрии рассматриваются по остаточному принципу, после телевизионных. Когда принимаются положения новых законов – как с теми же возрастными маркировками, – мы понимаем, что специфика радиовещания требует к себе индивидуального подхода. Обязательные формулировки для радиоэфира, сообщаемые в соответствии с требованиями законов, не должны быть такими громоздкими, как это позволительно для телевидения, размещающего подобную информацию в виде некрупного текста на экране. Это лишь частный пример. Но он показывает уровень проблем, с которыми приходится сталкиваться радиостанциям, независимо от строчки в рейтингах или региона вещания. Да, мы решаем их – благодаря консолидации усилий по тем или иным вопросам как отдельных личностей, так и целых компаний. Но желанной целью видится здесь не «залатывание дыр» в законодательстве, а уверенная работа по их недопущению через привлечение к законотворческой деятельности специалистов, непосредственно развивающих регулируемую законопроектом область. Новости СМИ.